Информационно-аналитический

   проект им. Олега Трунова


http://www.specialauto.net

Главная страница

Телефон: 8 926 263-19-53

Ваши вопросы

Назад

Арест и иные меры пресечения
Первые обязательные действия
Выбор методов защиты и выбор адвоката
Первые передачи

Первые дни
Жизнь в тюрьме, «правильная хата»
Передачи, посылки, бандероли, письма
Списки передач
Медпомощь в СИЗО и медикаменты
Деньги в тюрьме
Выезд заключенного в суд

Свидания в СИЗО

Завершение пребывания в СИЗО
Этап в колонию
Свидания и передачи для осужденного
Условно-досрочное освобождение
Освобождение по состоянию здоровья

Первое, что нужно прочитать
Выбрать адвоката
Написать жалобу, заявление, ходатайство
Коллективный опыт

Правовой ликбез
Законы, приказы, нормативные документы, литература, сетевые ресурсы

Московские СИЗО
Колонии РФ
Суды г. Москвы
Фотогалерея колоний РФ

Гостевая книга
Задайте вопрос по E-mail

Цели создания
Наши партнеры
Как разместить баннер
Как поддержать проект


Благотворительная организация
"ПРЕОБРАЖЕНИЕ"
Стационарные восстановительные центры.
Реабилитация людей находящихся в зависимости от наркотических веществ и алкоголя, а так же освободившихся из мест заключения и участников боевых действий. Можно приехать в любое время, в любом состоянии, с любыми проблемами.
Бесплатно. Анонимно. Бессрочно

МБОО "Преображение"

Нам пишут...
В адрес Координационного Центра пришло письмо, в котором излагается альтернативная точка зрения на события, происходящие в настоящее время в Бутырской тюрьме.
Публикуемый нами материал представляет собой сокращенное и отредактированное изложение основной его идеи.
Подобный взгляд кажется нам интересным и вполне аргументированным, т.к. роль «воровских традиций» действительно играет большую положительную роль в жизни заключенного (cм. материалы сайта Жизнь в тюрьме, «правильная хата»).
Возможно, прогнозы автора письма чересчур пессимистичны, и не все так страшно. 
Однако, время покажет…
Ниже - текст полученного письма.
Бутырка «до» и «после»
В Бутырском тюремном замке чуть ли не впервые за его более чем двухвековую историю производится капитальный ремонт.
Количество заключенных в тюрьме резко уменьшилось с 6 тысяч до 2,5 тысяч человек.
Вновь отремонтированные камеры рассчитаны на 20-22 человека, количество спальных мест будет соответствовать числу заключенных в камере. Все вещи заключенные будут сдавать в камеры хранения, оставляя при себе лишь предметы первой необходимости.
Казалось бы, все идет хорошо, улучшение бытовых условий может успокоить общественное мнение и родственников арестованных - дескать, мы приближаемся к европейским нормам содержания заключенных.
Что же на самом деле происходит?
Прежде всего, вместе с этими изменениями в жизнь Бутырки входит понятие «режим».
Последние 30-40 лет тюремная внутрикамерная жизнь, за очень редкими исключениями, протекала по так называемым «воровским понятиям», которые многие воспринимают как извращенную мораль криминалитета, проводящего большую часть жизни в тюрьме, навязываемую всем, кто в тюрьму попадает.
Однако, по сути своей, «воровские понятия» - это годами выработанные жесткие правила жизни в условиях замкнутого пространства для случайным образом подобранного коллектива людей, нацеленные на выживание человека в условиях тюрьмы и, главное, на уменьшение психологического и иного давления со стороны «компетентных органов» и администрации, а также самого факта заключения под стражу и будущего наказания.
Благодаря соблюдению этих понятий, каждый заключенный, возвращаясь с допроса следователем, выезда на суд и других нервотрепочных мероприятий, оказывался в безопасности, мог психологически расслабиться, получить необходимую своевременную помощь, в том числе и медицинскую (что в условиях изолятора очень не просто), поддержку, совет.
Вновь прибывших до получения первых передач с «воли» снабжали всем необходимым (чаем, сигаретами, предметами гигиены и проч.), знакомили с основными правилами тюремной жизни.
При выезде на суд, который занимает от 10 до 20 часов, начинается с 3-4 часов утра, а заканчивается очень поздно, каждого заключенного провожали, обеспечивая горячий завтрак, сладкий чай и сигареты, и так же встречали вечером. Такие выезды могут повторяться по несколько дней подряд. Они выматывают человека настолько, что порой он с трудом может оценивать происходящее, в то время как на суде решается его судьба.
Отъезжающему на этап также собиралась «котомочка» - необходимый минимум продуктов, чая, сигарет, предметов первой необходимости, кое-что из одежды, - разумеется, если в том была нужда.
Все это делалось из коллективно собираемых ресурсов - «общего», которое является неотъемлемой частью «воровских традиций».
«Блатные», наиболее опытная часть коллектива, принимали на себя одну из самых тяжелых функций - сглаживания конфликтов с администрацией, ограничивая общение среднего заключенного с охранниками, оперативниками и прочим зачастую агрессивно настроенным персоналом изолятора, снижая до минимума психологическую нагрузку заключенных от подобных контактов.
В камерах строжайшим образом запрещались рукоприкладство, драки, ругань, а спонтанно возникавшие разборки пресекались на корню, как несущие в себе угрозу коллективной безопасности всей камеры.
Табу накладывалось и на проявления национализма.
Заключенные жили «семьями», внутри которых общались с близкими по духу, характеру, интеллекту людьми.
Насколько это возможно в условиях тюрьмы, все было направлено на обеспечение безопасности заключенного, относительного уюта и психологического комфорта - в такой обстановке заинтересованы все обитатели камеры.
В дневных и ночных разговорах заключенный мог узнать, что из себя представляет этап, лагерь, как себя вести, что необходимо иметь с собой. Это значительно снижало психологическую напряженность и страх перед будущим.
Именно так протекала жизнь в «правильной хате».
Соблюдение личной гигиены, резкое пресечение краж у «своих», драк, забота о безопасности камеры, вопреки обывательским представлениям о «воровских понятиях», поддерживали заключенного, стимулировали у него заботу о сохранении чувства собственного достоинства, давали возможность выдержать прессинг следствия и суда, которые, поверьте, бывают нешуточными.
В период жизни «по понятиям» тюрьма живет мирно, без ЧП, насколько это возможно. Вероятность возникновения экстремальной ситуации (бунты, голодовки и т.д.) сведена к минимуму, что одинаково устраивает обе стороны.
При введении «режима» ситуация в камерах меняется на противоположную: заключенный и внутри камеры лишается возможности обеспечить себе минимальный психологический и бытовой комфорт, оказываясь один на один с системой, под постоянным давлением и в зависимости от администрации и персонала изолятора, лишается чувства покоя и безопасности.
Излишне говорить, что среди 20 взрослых мужчин, находящихся в состоянии крайней психологической напряженности, из-за малейшей искры могут вспыхнуть драки, вследствие чего действительно восторжествует культ кулака и бицепса.
Таким образом, администрация получает возможность создать и использовать рычаги любого воздействия на заключенного - по собственному усмотрению или по просьбе «компетентных органов». Человек будет находиться в постоянной тревоге, психологически надломлен и напуган, а взаимовыручка и взаимопомощь в такой ситуации сводятся к нулю.
Многие ли из арестантов, проведя год-полтора на железных нарах с матрасиком, не утратят воли к сопротивлению, а возможно и к жизни, стремления бороться за свои права, сумеют противостоять следствию?
При этом не следует забывать, что в изоляторе содержатся люди, судом еще не осужденные, а, значит, не признанные виновными, и в любом случае обладающие всей полнотой гражданских прав.
«Сдадут» ли высшие криминальные авторитеты Бутырку милиции?
Речь идет не о частоте обысков или построении на проверки. Суть вопроса в следующем: попытается ли администрация искоренить «воровской ход» на Бутырке - будет ли собираться «общее», разрешат ли заключенным по-прежнему обустраивать свой быт, сохранятся ли традиционные иерархические структуры внутри тюрьмы, обеспечивающие порядок в камерах?
В принципе, все это можно заменить частыми визитами в камеры ОМОНа.
Насколько затянется процесс ломки традиций, и какой кровью победа обойдется той или иной стороне - пока неизвестно.
Не станет ли начало третьего тысячелетия началом самого страшного и кровавого периода в истории Бутырки?
Если Вам кажется, что эта проблема касается кого-то, но не Вас, - уверены ли Вы, что никогда не окажетесь в стенах такой тюрьмы «нового типа»?

Copyright © 2001-2007 Информационно-аналитический проект "Арестант"

Копирование материалов сервера только с разрешения

При цитировании ссылка на ресурс обязательна


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru